Белорусское объединение в Швейцарии Rotating Header Image

«Дзяды» в прямом смысле слова

Дзяды («деды» в пер. с белорусского) — славянский народный поминальный обряд, ритуальное мероприятие в память умерших предков, которое происходит от дохристианского балто-славянского обычая тризны. Дзядами также называли день, когда обряд имел место, и собственно души покойников, которых похоронили. Несмотря на то, что в наиболее архаичной форме этот обряд остался только у белорусов, «отмечают» этот день — среди немногих европейских стран — и в Швейцарии. Здесь он называется «День всех святых» (Allerheiligen).

Нам, членам и друзьям Ассоциации белорусов в Швейцарии, можно сказать, «повезло» вдвойне: редкий случай международного совпадения таких специфических обычаев. И хоть с «архаичностью» мы пока решили повременить, но не провести мероприятие, приуроченное к Дзядам, было бы прямо-таки непростительно.

Поэтому в субботу, 2 ноября 2013 года мы, заинтересованные «швейцарские белорусы» и «белорусские швейцарцы», небольшим, но качественным составом прибыли в маленькую деревеньку Бургийон, что под Фрибуром в одноименном кантоне, чтобы возложить цветы на могилу нашей знаменитой землячки, меценатки и активного борца за белорусскую идентичность Марии Магдалены Радзивил, похороненной на кладбище местной церкви (Eglise de Bourguillon) при женском монастыре Нотр-Дам-дю-Кармель (Notre-Dame du Carmel), где она провела последние 13 лет своей жизни.

Сестра Киара Франческа, радушно встретившая нас на пороге церквушки, в нескольких словах рассказала об особенностях их общины, расшифровала сюжеты на замечательных, искусных витражах, и объяснила причину наличия огромного количества благодарственных мемориальных досок на стенах у главного входа… Впрочем, это уже тема для отдельной статьи.

Сестра уже было пригласила нас к выходу, чтобы показать интересующую нас могилу, как вдруг лицо ее озарилось: «Послушайте… Вы же славяне!» Непонимающе, но соглашаясь, мы закивали. «Значит, вы все хорошо поете!» Понимающе, но не очень соглашаясь, мы пожали плечами. «А спойте что-нибудь! Ну пожалуйста!» Мы, конечно, для приличия посомневались, а стоит ли вообще — тем более что особо одаренных певцов среди нас, увы, не было, — но «Купалинку» от «а» до «я» мы в конце-концов все-таки смогли «организовать» — на радость сестре Киаре Франческе, трем-четырем прихожанам — и даже нам самим. Очень помогла расслабляющая атмосфера церкви и мощная акустика помещения…

Могила Марии Магдалены Радзивил (там же, вместе с ней, была позже похоронена и ее дочь Мария Людвика), находится, можно сказать, прямо позади алтаря, снаружи у стен церкви. Никакой помпезности, одна скромная гранитная плита с именами и датами — полное отсутствие отражения того, что эта замечательная женщина сделала для своего края и народа за годы своей жизни, полной неутомимого энтузиазма, идейного вдохновения и практически неограниченных финансовых возможностей. Во время подготовки своего рассказа о Марии Магдалене мне постоянно приходилось сталкиваться с дилеммой расстановки приоритетов: включить ли в «речь» описание очередного ее благотворительно-культурного деяния или все-таки попытаться уложиться в заданный промежуток времени. Разумеется, мое «выступление» несколько затянулось…

Так как могила была далеко не в заброшенном состоянии, особо прибираться там не пришлось. Возложив цветы и произнеся соответствующие фразы, мы заметили, что в сторонке как-то нерешительно переминается с ноги на ногу супружеская пара весьма почтенного возраста. На всякий случай мы поинтересовались, к какой могиле они хотели бы пройти и не мешаем ли мы им. И каково же было наше удивление, когда мы узнали, что мы очень даже «мешаем» — и в то же время радуем… Вместе с супругой перед нами стоял никто иной как мсье де Борбон, правнук Марии Магдалены и внук Марии Людвики! Мы просто не верили своим глазам и ушам! Таких совпадений просто не бывает!

Оказалось, что несмотря на свой возраст и соответствующее ему состояние здоровья мьсе де Борбон каждый год на Дзяды (то есть для него это Allerheilgen) приезжает на могилу своей прабабушки, чтобы почтить ее память. Ни в белорусском, ни в русском он, увы, не силен, но зато говорит на семи других языках, так что шансов для непонимания просто не оставалось. Взволнованные неожиданным, невероятным совпадением, мы договорились о частной встрече в ближайшем будущем, в более спокойной и непринужденной обстановке, чтобы побеседовать о предках мьсе де Борбона — и, конечно же, о нем самом, — и сердечно распрощались.

А после, во время обеда, мы то и дело говорили друг другу: «Ну надо же, с настоящими живыми Дзядами повидались!»

Комментировать

Ваш адрес электронной почты не будет опубликован. Поля, обязательные для заполнения, отмечены звездочкой.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

  • Беларуская мова
  • Русский
  • Deutsch